17. Juli 2019

По Смоленской дороге…

Бойцов народного ополчения, защитивших Москву в 1941-м, и всех тех, кто спасли мир от фашизма, не забыть никогда

Ульрих Хайден (Ulrich Heyden), международный обозреватель, Германия

Мы идем друг за другом.  Над нами - горы белых облаков. Под ногами мокрая земля, хворост, упавшие деревья, через которые кто-то перешагивает, а кому-то приходится перелезать.  «Слава Богу, комаров нет», - причитает женщина позади меня. Погода на Смоленщине и вправду стоит сухая и жаркая -   не комариная.  Вскоре  открывается картина: на широком лугу стелются лиловые пятна Иван-чая. Наш проводник  Игорь объясняет, что Иван-чай  растет на месте разрушенных домов. В самом деле,  разбросанные по лугу цветочные квадраты  по размерам напоминают основания  деревенских изб.

В нашей группе 50 человек. 49 россиян и я - немец. Кто-то из моих новых знакомых взял на Смоленщину своих детей. Они - внуки и правнуки добровольцев, которые в составе 13-й дивизии Народного ополчения  защищали Москву от гитлеровских войск с июня по октябрь 1941 года. Почти вся 13-ая дивизия сложила здесь головы.  Произошло это  вблизи поселка Холм-Жирковский, что под Вязьмой. Гитлеровским войскам  удалось  окружить части Красной Армии. Котел диаметром 100 километров сжался до тесного «пятачка» на двадцать с небольшим верст. Выбраться из него было невозможно.  К своим прорвались лишь несколько небольших групп красноармейцев. Тропа, по которой мы идем, – одно из мест прорыва.

Дорога ведет  в  еловый лес. Нам попадаются остатки военного снаряжения - сгнившие магазины от пулемётов, ржавые  куски металла, похожие на  противотанковые гранаты. Подвешиваем их на деревьях. «Такой порядок у поисковиков,- поясняет Игорь,- чтобы металлоискатели не звонили снова“.

Нелегкая у нас прогулка, поминальная. Многие участники похода до сих пор не знают, где погибли их деды и прадеды. Останки лежат здесь повсюду - в лесах, на лугах, возле сборного пункта в Вязьме, откуда военнопленных увозили  в Германию. Летом и осенью 1941-го   потери Красной Армии под Вязьмой  составили 380 тысяч человек, в плен были захвачены 600 тысяч бойцов. Вот и едут родственники погибших каждый год на Смоленщину, как другие люди ходят на кладбище.

Вечером в гостинице - рассказы об убитых и раненых, пропавших без вести и спасенных. И рюмки водки на столе, накрытые кусочками черного хлеба. Моя соседка за столом рассказала, что ее отец в 17 лет ушел добровольцем на фронт и где-то в этих краях попал в плен. Когда немцы вели их под конвоем  по лесу, какой-то другой паренек, всего на несколько лет старше,   прикрыл собой мальчишку, совсем ребенка, помог ему убежать. Мальчик попал в село  уже  захваченное немцами. Какая-то женщина забрала ребенка в дом, спрятала в углу под горой картошки - второй раз спасла мальчишку. Не нашли его гитлеровцы.

На следующий день автобус привез нас в Москву к Парку Победы. Выгружаем сумки, прощаемся и … не уходим. Снова прощаемся, снова обнимаем друг друга,  даем обещание непременно встретиться в будущем году. Всех нас – и россиян, и меня, немца –  объединяет мысль:  людей, защитивших Москву и спасших мир от фашизма, мы не забудем. Никогда.

опубликован в: Inforos.ru

Teilen in sozialen Netzwerken
Im Brennpunkt
Video