2. Oktober 2020

3 октября 2020 - 30 лет единства Германии

Marita Heider
Foto: Marita Heider

В некоторые дни в конце 1950-х мои родители ставили горящие свечи в окнаx. Мне было тогда пять лет, и я это помню. Mногие люди в Западной Германии вечером ставили свечи в окна. А мы, дети, представляли, что свечи увидят «наши родственники и немецкие братья и сестры в cтрашной, темной и несвободной ГДР».
Эти свечи не помогли нашим братьям и сестрам в «темной ГДР». Но они дали нам, западным немцам, ощущение, что мы жили на лучшей стороне мира. Свечи также успокаивали нашу христианскую совесть. Потому что мы жили - благодаря американской экономической помощи - лучше, чем восточные немцы, которым не хватало многих товаров. Но по праздникам мы родственникам в ГДР посылали посылки с кофе, чаем и мылом.
Начиная с 1990 года забота о наших «братьях и сестрах» закончилась. Теперь им пришлось проявить себя со значительно худшей исходной позиции в капитализме: без крупных наследств, без сети знакомых на важных должностях, без собственных промышленных компаний. Почти все крупные промышленные компании в ГДР были закрыты западногерманскими администраторами из-за «неэффективности» и проданы западногерманским компаниям за небольшие деньги.
Когда я проезжал в Беларусь и Украину в 1990-х годах, люди часто спрашивали: «Как поживают наши люди в бывших социалистических государствах Восточной Европы? Они живут лучше, чем раньше?» Я не стал скрывать свое мнение и сказал, что западногерманские элиты не принимают восточных немцев, как граждан с равными правами в теперь уже общем государстве. Многие отвечали на мой рассказ разочарованными взглядами. Им хотелось бы услышать сказку о том, как люди без особой собственности получают шанс на Западе.
Некоторым восточным немцам удалось сделать карьеру. Среди них - последний министр внутренних дел ГДР Петер-Михаель Дистель, ныне успешный юрист. Хотя Дистель является членом партии Меркель, ХДС, он не забыл своих восточных немцев и недавно показал в Берлинер Цайтунг на основе цифр, что восточные немцы в объединенной Германии на самом деле являются людьми второго сорта.
«Среди 200 немецких послов и 500 генералов нет ни одного восточногерманца. Из 84 университетов и высших учебных заведений Германии ни один не возглавляется восточным немцем. В столицах восточногерманских земель 90 процентов всех государственных секретарей, глав департаментов и главных департаментов приезжают с запада, а Бранденбурге - почти 100 процентов. Ни один восточногерманец не является государственным секретарем, главой департамента или министром в старых (западных) федеральных землях. У нас есть пять высших региональных судов, заполненных западными немцами. Это неконституционно. Даже нацисты (он имеет виду Партию Альтернатива для Германии), которые распространяются к нам на восток, приходят с запада. Гауланд в Потсдаме, Хёке в Тюрингии. Эта все люди, которые на Западе были ничем».
О судьбе восточных немцев почти не сообщают в российских СМИ. Почему?

Teilen in sozialen Netzwerken
Im Brennpunkt
Foto