15. Februar 2018

Осознание превосходства над Россией снова на подъёме.

Яд лжи, искажение и преувеличение, если дело касается России, преподносились нам всегда.  Даже в 90-е, когда Россия и Запад сблизились. Но со времени Грузино-Российской войны 2008г. ежедневная порция лжи сначала очень медленно, а затем всё более и более увеличилась. Самая большая ложь без сомнения та, что годы при Путине только навредили России. Вторая ложь- что Россию можно и даже нужно воспитывать. И третья ложь – что Россия перестанет развиваться без Запада.
Наблюдая всё более жёсткую Русофобию в главных немецких СМИ нужно задаться вопросом: разве мы не выучили опыт наших дедов и отцов, которые бесславно сгинули в окопах Сталинграда , Ленинграда и Берлина? Может здравомыслящий немец молча смотреть, как немецкие солдаты посылаются в Литву, прямо к границам России. Где Вы – Гюнтер Грасс и Хенрих Бёль сегодняшних дней, те, которые скажут: «Мир и согласие с Россией» и «Войне не быть» , и уж тем более не на стороне жаждущего войны Украинского правительства.

Победная эйфория длилась годы и я тоже принимал в этом участие.

Сегодняшние немецкие интеллектуалы видятся мне особо подверженными скрытому или даже публичному чувству превосходства над Россией. И эта надменность является воротами для безответственных умозаключений в виде: необходимо остановить «Российскую экспансию» в Европе.
Корнем надменности являются безразличие и игнорирование фактов. В 90-е в России было «слишком опасно» . Поехать туда? Посмотреть своими глазами? «Ни в коем случае!Там тебя прикончит мафия!»
Многие считали, что туристы могут увидеть в России только проституток, мафию и бездомных детей. «Все лучшие люди искусства Москвы и Санкт-Петербурга уже давно перебрались в Берлин или Нью-Йорк. А те, которые ещё остаются в России – просто не дотягивают до международных стандартов, иначе они уже давно бы получили предложения на Западе, вместо того, чтобы существовать на жалкие рублёвые крохи»
Как московский корреспондент, был и я в той или иной степени причастен к возникновению русофобии, т.к. я должен был поддерживать линию главной редакции. Для нас, корреспондентов в России 90-х, на первое место среди тем, желаемых редакцией к освещению, стояли жёсткие темы мафии,тяжёлых условий труда, бездомных детей и проституции.
Особо «лакомым куском» было затопление российской космической станции «Мир» в Тихом океане в 2001м году. Я передавал об этом по-телефону несколько раз в день для одной берлинской радиостанции. Мне был неприятен такой способ передачи новостей по-телефону, но я делал это потому, что не находил никого, кто бы достойно платил за правдивые новости.
Распад Советского Союза был для основных немецких СМИ такой большой радостью, какой я до того времени ещё не видел. Годами праздновалась победа западного капиталистического образа жизни и выдвигалось мнение, что Советский Союз уже невозможно реформировать.Снова и снова говорилось, что только капитализм на примере западного может дать России будущее. Но затем к счастью для Россиик к власти пришёл Путин. Безудержной радости Запада на этом пришёл конец, российская экономика оправилась и люди стали жить лучше. Но для немецких СМИ началась каждодневная неприятная встряска: «Держитесь! Оставайтесь на привязи!»
Только одна социальная тема вызывала горячий интерес главной редакции: «Как могут русские жить, не получая зарплаты и пенсии?» - спрашивали меня. «Напишите об этом!». Цена вопроса – 50 центов за строку. Но чтобы написать о тогдашней российской натуральной экономике, о выращивании жизненноважных продуктов питания на дачах,короче говоря – об экономике без оборота денег, нужно было потратить 100- 200 Евро. Ведь надо было идти на улицу, ехать на дачи,пить водку на кухнях за одним столом с собеседником.
Но редакторы в Германии надеялись наверное, что я им выложу жалобную историю, при чтении которой немецкий читатель в который раз снова бы почувствовал себя комфортно в повседневном спокойном быте: «Смотри-ка на русских! Разве нам не лучше живётся в сравнении с ними?»
«Факты, Факты,Факты!» О том, что экономику, основанную только на товарных отношениях, помидоры, выращенные на кухонном подоконнике, банку грушевого варенья как подарок родственникам, нельзя просчитать в Марках или в Евро, о том, что для этого не бывает анализов рынка - об этом редакторы в Германии не задумывались. Это по-видимому их вовсе и не интересовало.
Я часто натыкался на проблему, что от нас, московских корреспондентов, ожидали описания событийв том виде, как их себе воображали западные редакторы и интеллектуалы, но которые касались только одной части тогдашних российских реалий. Имеются в виду темы о ностальгии по Сталину, застреленных журналистах и оппозиционерах и непомерное употребление водки. Как контраст к этому нужно было выставлять «хороших» в лучшем свете: чеченских боевиков, молодых прозападных предпринимателей и политиков-«реформаторов» в Кремле, писателей . Те из московских корреспондентов, которые ориентировались на эти «чёрно-белые» краеугольные темы, могли хорошо жить. Кто этого не хотел – должен был очень хорошо считать и бережно тратить свои заработанные рубли.

Крокодильи слёзы о бездомных сиротах.

Конечно России сочувствовали. Германские газеты повествовали в 90-х достаточно много о сиротах, росте проституции, смертей от наркотиков и о СПИДе в России. Но не были ли это в действительности «Крокодильи слёзы»? Ведь о капитализме писать нам не было позволено.
Если бы я написал, что бездомные дети- это результат навязанной западом шоковой терапии и приватизации, то попал бы сразу под подозрение в симпатиях к старой коммунистической системе. Комментаторы крупнейших немецких СМИ вбивали нам всякий раз в головы , что такие тяжёлые последствия прощания с советской системой как массовая безработица и развал социальной системы, попросту неизбежны. Предполагалось, что чем быстрее капитализм западного образца будет введён в России, тем быстрее исчезнет социальная напряжённость среди населения.
Чёрно-белое мышление моих работодателей обескураживает меня. В газетах, для которых я писал, почти никогда не было места для альтернативных экономических моделей,о которых я мечтаю.
Иногда мне казалось, что часть германской элиты в Чеченской войне была на стороне сепаратистов и желанным было ослабление России. «Франкфуртская общественная газета» поместила в 1995-м году на пятой странице газеты фотографию, где были изображены два чеченских бойца.Один из них держит крупнокалиберное оружие, направленное в небо, и смеётся при этом.Под фотографией , среди длинного описания под безобидным заголовком «Чечерская оппозиция критикует Россию», написано: «Фото показывает чеченского бойца, который по-его словам сбил самолёт». Речь шла о сбитии 4-го февраля 1995 г. первого в Чеченской войне российского боевого самолёта СУ-25. Доказательств, что этот боевик действительно сбил самолёт у газеты не было. И в статье написано скорее неоднозначно: «Бомбардировщик СУ-25 был сбит в субботу чеченскими ПВО».
4-го февраля 1995г. оффициальные российские каналы подтвердили сбитие самолёта чеченскими боевиками над районом Чечен-Аул.
Редакция газеты могла конечно поместить какую-нибудь другую фотографию , чтобы подчеркнуть нейтралитет издания в Чеченском конфликте. Но тот факт, что вместо этого крупным планом был показан смеющийся, выдающий себя за стрелка, чеченец , ясно показал скрытую радость, которая тогда проявилась в редакции газеты. Но эту радость по-причине политкоректности передали только через фотографию.
Это фото можно было понять и так: «Смотрите, сегодняшние чеченцы воюют так же, как и наши отцы воевали».
Я был тогда много в Чечне и много писал о чеченцах. Я был против этой войны и надеялся на мирный компромисс между Грозным и Москвой. Но я к счастью не скатился к беспочвенным анти-русским настроениям. Ведь я общался тогда часто и с российскими солдатами.
Я хотел бы подчеркнуть, что не прошу безапелляционно любить Россию. Но всё же от хорошо обученного журналиста следовало бы ожидать, что он или она многогранно изучает чужую страну, а не воспринимает только через главные темы. А также хотелось бы видеть хотя бы минимум порядочности и знания истории.

Страна панельных многоэтажек

Россия всегда представлялась в Германии довольно однобоко.Я вспоминаю 60-е, 70-е и 80-е годы, когда западные немцы ещё не знали Россию из собственного опыта. Для немецких СМИ тогдашняя Россия была страной панельных многоэтажек. Однако то, что германские войска в 1941м-1945м годах смели с лица земли полностью или частично тысячи городов и деревень- об этом немецкие СМИ молчали.
Я вспоминаю громкие заголовки в газете БИЛЬД о «Русских» , которые как ужаснейшие мучители животных, садили собак в спутники и хладнокровно оставляли их там умирать.У нас дома тоже были собаки, поэтому я очень сопереживал гибели Лайки в «Спутнике 2» в 1957 году. Но я не стал из-за этого ненавидеть Россию. Потому, что...
Затем пришёл год 1968. Я держал в руках левую «Немецкую Народную Газету» и прочёл там, что Германский капитал финансировал Гитлера. В книгах я читал о преступлениях Германской армии на восточном фронте.Мой отец тоже воевал в Советской Союзе на фронте, поэтому мне это было особенно близко.
Настоящей дискуссии в широкой общественности о преступлениях на восточном фронте и голодных смертях более 3 миллионов советских военнопленных не было никогда. А вот о Холокосте , к примеру , с начала 80-х было очень много открытых и глубоких публикаций.Число 27 миллионов умерших со стороны Советского Союза ( из них 15 миллионов гражданских ) упоминается в немецких СМИ очень редко. Тот факт, что современные интеллектуалы в Германии охотнее говорят о жертвах Сталинского режима, хотя их было намного меньше чем жертв Второй Мировой, показывает, что анализ уроков Второй Мировой Войны был завершён слишком рано.

«Почему Вы сочувствуете Евреям, а нам нет?»

Из приватных разговоров мне известно, что русским (и русским евреям тоже) тяжело принять тот факт, что Немцы сильно и широко показывают своё сочувствие Евреям и Израилю, но не знают или больше не хотят знать о страданиях Русских и других народов Советского Союза во Второй Мировой Войне.
Мои собеседники сопоставляют факты и спрашивают: «Почему вы так мало сопереживаете нашим лишениям во ремя Второй Мировой Войны?» Мне не очень нравится подсчитывание страданий и я хотел бы, чтобы мы могли открыто и честно говорить об умерших от голода советских военнопленных и выжженных до тла белорусских деревнях, не сравнивая одно с другим. Но я также понимаю, что русские ищут наиболее сильные доводы, чтобы показать нам их озабоченность.
Несмотря на ужасные преступления Германской Армии в СССР, руссофобия жива даже среди немецких «левых». Я прочёл недавно в одной «левой» ежемесячной газете из Гамбурга о том, что марш «Бессмертный Полк» , который проходит в России в День Победы 9-го Мая и когда люди в городах несут портреты их погибших родных, есть проявление миллитаризма. Я хотел бы, чтобы авторы подобных умозаключений приняли бы хоть раз участие в России в одной из таких акций в память о солдатах Красной Армии и пообщались бы с их участниками. Не бойтесь, они не кусаются!

Русские, которые нам нравятся

Естественно немецкие интеллектуалы не решаются сказать, что: «абсолютно все русские являются Путинскими халопами и заслуживают только сочувствие. Неееет. Конечно есть и умные, талантливые, просто хорошие Русские!» 
- Кто они?  
- «Нууу, к примеру пианисты и скрипачи, которые выступают в концертных залах Германии, оппозиционеры, которым осложняют жизнь в России и выдавливают из России в эмиграцию.»
Такие Русские нравятся немецкому майнстриму, потому что он чувствует свою правоту глядя на них. Это удобно – взгляд на «таких» Русских не требует более глубокого размышления о России.
Наилучшим собеседником для немецких интеллектуалов со здоровой руссофобией является «российский либерал» , который воротит нос от необразованных путинских сторонников , а себя самого считает кем-то намного лучшим, кто имел несчастье родиться в отсталом государстве, но при этом заслуживает жить и работать где-нибудь в Париже или Нью-Йорке. 
Но подобные «либералы» , которые теперь боготворят западную цивилизацию, неохотно говорят прилюдно о том, что они выросли в Советском «высшем» обществе, что они пользовались всеми привилегиями этого «высшего» общества равно как и возможностью получить образование в наипрестижнейших ВУЗАХ тогдашнего СССР. О том, что они живут сейчас в домах и дачах, унаследованными от родителей, которые ранее были офицерами Советской Армии, сотрудниками разведок, журналистами, генералами, министрами, учёными и артистами, финансировавшимися советским государством. О том, наконец,что они сами являются отпрысками советского общества – обо всём этом они предпочитают молчать.Они поддерживают современную власть в Украине и не желают слышать о имевшем место там государственном перевороте. Впрочем как и их интеллектуальные друзья в Берлине и Мюнхене.
Однако имидж России в основных СМИ Германии мог бы быть исправлен всего лишь несколькими небольшими репортажами. Немецким СМИ достаточно сравнить условия жизни и состояние экономики в России 90-х и в сегодняшней России. Достаточно написать пару статей о сотнях общественных организациях, которые среди прочего занимаются вопросами образования и социальной жизни и получают значительную финансовую поддержку государства. Можем ли мы надеяться увидеть хотя бы один объективный репортаж о типичных путинских избирателях из провинции?
Немецкие СМИ могли бы сообщить о российских толк-шоу, на которых постоянно выступают в качестве оппонентов представители Украины, европейских стран и США. Можно было бы написать и о работающей также и на государственные деньги оппозиционной радиостанции ЭХО Москвы, и о известных представителях российских либералов, которые ,как например бывший министр финансов А.Кудрин, являются советниками президента.Можем ли мы надеяться на репортаж о Московской Высшей Школе Економики , которая подготавливает современные программы реформ в системаз здравоохранения и образования?
Когда же мы наконец сделаем выводы из прошлого наших дедов и отцов и начнём сближаться с Россией, а не ограждаться от неё с маниакальной последовательностью?
––––––––––––––––––––––––––––––––
Ульрих Хейден, 1954 года рождения, является независимым корреспондентом в Москве с 1992 года. Он является соавтором книги «Оппозиция Путинской системе», автором книги «Война олигархов. Перетягивание каната над Украиной» и содиректором фильма «WILDFIRE (Лесной пожар)» о пожаре в Доме профсоюзов Одессы 2 мая 2014 года.
www.ulrich-heyden.de.

Перевод: Дмитрий Вёльк | Оригинальная статья на немецком языке

Фото: © iidea studio/Shutterstock.com

––––––––––––––––––––––––––––––––

опубликован в telegra.ph

Teilen in sozialen Netzwerken
Video